02 июн 2021, 10:42  

После событий в Ходжалы, я решил, что буду с Азербайджаном до конца - ФОТО/ВИДЕО

- A +

После событий в Ходжалы, я решил, что буду с Азербайджаном до конца - ФОТО/ВИДЕО

Легендарный украинский военный летчик, полковник-лейтенант в запасе Алексей Шварев служил во многих странах, в том числе в Афганистане, Узбекистане и Таджикистане. В 1989 году продолжил военную службу в Азербайджане в качестве профессионального пилота боевых вертолетов. После распада СССР в 1991 году служил в рядах национальной армии Азербайджана. С 1992 года совершил несколько оперативных полетов в прифронтовую зону.

Полковник-лейтенант запаса принимал участие в боях за Карабах в 1992-1994 годах. В 1995 году А. Шварев перебрался в Украину. Ему принадлежат особые заслуги в формировании кадрового резерва национальной военной авиации Азербайджанской армии.

- Расскажите о том, как вы служили в Азербайджане. Когда это было?

- Служил я в Азербайджане в Сангачалах в регулярных Вооруженных силах. Мы туда прибыли в 1987 году, служили там в отдельной эскадрилье ПВО при дивизии в Алятах. Все было хорошо до 90-го года, когда в январе в Азербайджане произошли трагические события. Все они произошли на наших глазах.

Ну, а дальше Россия начала выводить технику, которая по идее должна была принадлежать Азербайджану, она просто угонялась из этой республики. Тогда наши семьи практически оказались заложниками этой ситуации. Все командование бывшего ПВО просто сбежало, никто не хотел ничего делать.

Тогда четверо человек - Сергей Сенюшкин, я, Евгений Карлов и Сергей Туаев, мы просто решили, что справедливо будет эту технику передать Азербайджану. Мы на тот момент были уже уволены из Вооруженных сил, т.е. мы являлись свободными людьми. Мы сделали все так, что вся техника оказалась на счету Азербайджана. Далее мы были зачислены в регулярные Вооруженные силы Азербайджана и приступили к переобучению летчиков бывшего Забратского отряда. Но, к сожалению, очень быстро мы понесли потерю. Потеряли Сергея Сенюшкина, впоследствии удостоенным звания Национального героя Азербайджана. Потом погиб Евгений Карлов с Фахреддином Мусаевым и со стрелком, к сожалению, не помню имени сейчас, но тоже впоследствии Национальный герой Азербайджана.

Часть передислоцировалась в Гала, там начал создаваться вертолетный полк. Фактически ни на чем, на малом числе людей и всего прочего. Но все же трагедии были, ребята погибали, ввиду малой опытности, а также из-за того, что они фанатично были преданы своей республике, Азербайджану. Мы просили, что не надо так рисковать, но ребята были готовы жертвовать собой, фанатично преданы республике. Трудно было с ними как-то спорить в этом отношении, и это было видно по их глазам. Летчики Забратского отряда переобучились, уже начали летать в качестве командиров экипажа. Дальше моя деятельность была связана с этой же помощью, плюс выполнялись боевые задачи. Я хорошо был знаком с ребятами, с Вагифом (Су-25), Сергеем Муртузалиевым (Су-24).

Скажем так, самые большие события, которые повлияли на мое окончательное решение остаться здесь, в рядах Вооруженных сил Азербайджана – это были Ходжалинские события. Когда я увидел это все… Настолько бесчеловечно расстреливать людей и детей в затылок. Это было очень страшно. И вот тогда, после этих событий, я сказал, что я уже точно остаюсь здесь, я точно никуда уже не поеду. Хотя первоначально задача состояла в том, чтобы просто переучить летный состав.

После Ходжалинских событий ситуация поменялась, я сказал себе: «Нет, до конца буду здесь, с Азербайджаном, с этим народом, с приветливым, с хорошим народом». В 92-м году произошло событие, которое еще раз сильно повлияло на мою судьбу – меня сбили в районе Агдама в Гюлаблы, был ранен. Еще в воздухе на парашюте перебило ногу, попал в плен. В общем потом меня достреливали, получил второе ранение уже тяжелое. Вынесло плечо вместе с костью, в общем меня чудом спасли и опять-таки я благодарен Азербайджану за то, что все-таки меня вытащили из этой ситуации, я остался жив.

Ну а дальше я уже как бы был сбитый летчик. Спросили: летать будешь? Я сказал: давайте попробуем. Только сел, все прошло. Мне сказали тогда: «Давайте каждый заниматься будет своим делом. Вы уже сделали свое дело, наши летчики уже летают, а вы уже займитесь созданием какого-то летного центра, типа училища». И я согласился. Да, конечно, когда я создавал этот центр, я столкнулся со многими проблемами в Министерстве обороны. Т.е. люди, которые работали там на тот момент – это все было до Гейдара Алиева - не понимали, что это нужно, а может и не хотели понимать. Но я все равно добился того, чтобы мне выделили мало-мальский штаб, а ребят я набирал с улицы, не спрашивая об их образовании, не спрашивал ни о чем. Я смотрел, чтобы у них горели глаза. В итоге мы набрали людей, я создал программу обучения летчиков. У меня получилось. Получилось так, что через 9 месяцев практически были готовы кадры, выпустились, пошли в летные строевые воинские части, и единственное, чем я сейчас очень сильно горжусь - это тем, что по сей день среди них нет ни одной потери, люди не совершили ни одной аварии, ничего. Все живые, многие уволились на пенсию, есть даже генералы, есть полковники.

Дальше уже на основе этого летного центра начали потихоньку создавать училище.

И единственное, о чем я жалею, что чуть-чуть поздновато пришел к власти Гейдар Алиев. Если бы он пришел чуть раньше, хотя бы года на два, я думаю, что у нас бы не было бы столько потерь, и у нас бы было все гораздо лучше и складней.

Второе, могу сказать огромное, большое спасибо на данный момент Азербайджану, Фонду Гейдара Алиева, который помог мне в трудной ситуации с дочерью. Хочу сказать большое спасибо главнокомандующему Ильхаму Алиеву, что наконец-то освобождены территории, что народ сейчас живет в мире и чувствует, что за его спиной стоит очень хорошая армия. Т.е. он смог сделать то, что хотел сделать Гейдар Алиев. Это очень радует и впечатляет.

- Азербайджан через 30 лет освободил оккупированные Арменией земли. Как вы расцениваете эту победу и как бывший офицер советской армии, как оцениваете эту войну?

- Азербайджан сделал очень правильный шаг в этом направлении. Во-первых, в том, что начали наращивать мощь, во-вторых, обучение.

Я как оцениваю? Да я просто очень рад. Очень радовались освобождению территорий Азербайджаном в этой войне, буквально следили день за днем. Я постоянно был на связи, спрашивал, интересовался. Я очень рад.

- Получается, вы в 90-х годах участвовали в создании азербайджанской авиации?

- Ну да, тогда же авиации фактически не было вовсе.

- Расскажите, как это произошло.

- Был один Су-25, который угнали, и был один Су-24 и больше ничего не было. И был насосный МИ-25. Тогда командующий, кажется, Воробьев был. Все, больше ничего не было. Вот тогда, когда пришла наша четвертка, мы начали создание армейской авиации вот с этих 9 вертолетов, которые были. Т.е. сначала переучивание летного состава, потом пошли какие-то закупки техники. Начали набирать, переучивать опять состав, т.е. мы начали делать базу эту всю. Потом то, что я сделал этот учебно-летный центр и за 9 месяцев практически выпустил молодых парней. Все те, которые потом в обойме были. Все они сейчас офицеры, минимум майоры. Вот так оно и происходило, вот так постепенно все и происходило. У нас спрашивали совета тогда.

- Сейчас после нашей победы в Армении есть силы, желающие реваншизма. Как вы это оцениваете?

- Да нет, ну куда, какой реваншизм? На чем реваншизм строится? Посмотрите, сколько у них было дезертирства, это раз. Во-вторых, никто сейчас не пойдет воевать – это два. Третье, чем воевать? Я не уверен, что у них есть чем воевать. Или они опять надеются на Россию. Нет, конечно, есть фактор того, что они будут кричать про реваншизм. Но, ребята, посмотрите правде глаза, чем воевать и кем воевать, и кто поедет воевать. Вы посмотрите отношение матерей, отцов тех армян, которых как пушечное мясо послали в Карабах и которые не вернулись оттуда. Кто сейчас пойдет туда воевать? Я в это не верю.

- После победы над Арменией был договор о предоставлении карт минных полей, но они еще не представлены. Как вы это расцениваете?

- Это решение не соответствует никаким человеческим нормам. Как их можно называть после этого людьми? Не знаю. Я даже затрудняюсь как-то комментировать, потому что, у меня только негативные комментарии по этому вопросу.

- Последнее, что бы вы пожелали азербайджанскому народу, азербайджанской армии и азербайджанским летчикам?

- Азербайджанским летчикам я желаю, чтобы их количество взлетов равнялось количеству посадок, летного долголетия ребятам, хорошего становления, долгих летных лет жизни, чтобы работа в авиации доставляла только удовольствие. А азербайджанскому народу я как желал, так и желаю чистого мирного неба над головой, здоровья, процветания нации и всего-всего самого только наилучшего. Потому что зная этот народ столько лет, я все больше убеждаюсь, что это отличные, адекватные люди, на которых можно положиться.

- Спасибо большое за интервью.

(Источник: Report)

ПРОСМОТРЕНО:
  • facebook
  • whatsapp
  • telegram
  • twitter