29 мая 2021, 14:15  

Инвестиционная привлекательность Армении стремится к нулю. Шансов спастись нет

- A +

Инвестиционная привлекательность Армении стремится к нулю. Шансов спастись нет

Неспособность Армении строить конструктивные отношения с соседями уже давно лишила эту страну возможности участвовать в региональных транспортных и энергетических проектах. Увы, но события последних дней подтверждают, что в Ереване все еще не отказались от практики диверсий и провокаций, и не готовы к мирному решению пограничных вопросов с Азербайджаном. Впрочем, это агрессивное упрямство вредит прежде всего самой Армении. Усиливающийся политический кризис снижает инвестиционную привлекательность страны, вынуждая откладывать реализацию ряда проектов. И на этом фоне весьма иллюзорно выглядят планы Еревана привлечь инвесторов из Ирана и Китая.

Скорые парламентские выборы довели до пика политическое противостояние в Ереване - сегодня политики и эксперты предупреждают, что в стране назревает революционная ситуация и может пролиться кровь. Однако, вне зависимости от результатов выборов, новым властям предстоит решать неподъемные проблемы - выводить экономику из тупика, сокращать галопирующую инфляцию, снижать уровень бедности и безработицы, заметно возросшие из-за военного поражения и свирепствующей пандемии. Ну, а неспособность Армении наладить мирный диалог с соседями, самым пагубным образом сказывается на возможностях страны привлекать инвестиции, реализовывать международные проекты и, в целом, надолго ухудшает деловой климат.

Проблемы с привлечением зарубежного капитала существуют в Армении уже не первый год, однако в 2020 году инвестиционный индекс обвалился примерно в 123 раза относительно предыдущего года. Так, если в докризисном 2019 году эта цифра достигала $73 млн, то в 2020-м показатель снизился до порядка $600 тысяч, то есть можно сказать, что инвестиционный поток был нулевым. Несмотря на все голословные заверения администрации Никола Пашиняна, ситуация не выправилась и в текущем году. Зарубежных вложений не прибавилось, местный бизнес также откладывает новые инвестиции из-за неопределенной политической обстановки, а уже действующие в Армении предприятия не торопятся реинвестировать свою прибыль.

Это не удивительно, так как даже в мирное, допандемическое время инвесторы в основном стремились в отрасли с более быстрым доходом и отдачей капитала. Сегодня сфера торговли и обслуживания, строительство и аграрное производство в глубоком кризисе, а низкая емкость армянского рынка и обрушившаяся платежеспособность населения делают бессмысленными вложения в производство потребительских товаров, особенно с учетом дороговизны транспортных услуг для их экспорта.

В свою очередь, стратегические объекты (рудники и электростанции) давно приватизированы, и привлечь сюда новые инвестиции сегодня крайне сложно. В Армении не в состоянии полноценно реализовать даже заключенные ранее инвестиционные соглашения. Так, на днях вновь были перенесены сроки строительства Вединского водохранилища, софинансируемого Французским агентством развития: крайний срок использования кредитных ресурсов истек еще в марте этого года, свои же обязательства по срокам работ армянское правительство выполнить не смогло.

Провальными оказались и совместные с Россией инвестиционные проекты по реконструкции Мецаморской атомной станции, не удалось привлечь зарубежные средства для капремонта газотурбинной установки Разданской ТЭС. Экологический скандал привел к вынужденному уходу инвесторов с Амулсарского золотоносного месторождения: сегодня этот рудник не эксплуатируется, а дождевые и талые воды разрушают шахты, увеличивая расходы на его восстановление в перспективе.

Планы правительства привлечь в Армению высокие технологии также провалились, так как для этого необходимо развивать человеческий капитал, вкладывать миллиарды долларов в систему образования, науку и стартапы. Денег в Армении на это нет, как собственно нет и кадрового потенциала - IT-специалисты и инженеры массово эмигрируют из страны, причем после полного снятия карантина и открытия авиасообщения эти процессы многократно ускорятся.

За два с лишним года революционное правительство сделало все возможное, чтобы отпугнуть потенциальных инвесторов: ужесточение налогового и банковского законодательства и давление на бизнес под предлогом борьбы с олигархами, отсутствие свободной судебной системы и неэффективное администрирование международных проектов - вот далеко неполный список ошибок и упущений. А сегодня провоцируемый Ереваном пограничный конфликт и вовсе толкает страну в число аутсайдеров с самыми низкими инвестиционными рейтингами.

«Ни один инвестор, трезвомыслящий человек не инвестирует, и не будет инвестировать в Армению», - столь жесткую оценку нынешней ситуации в стране недавно дал экс-президент Роберт Кочарян.

Отчаявшись, в Ереване в качестве последней надежды рассматривают привлечение иранских и китайских инвестиций в транспортный сектор, однако и здесь их ждут разочарования. В частности, Китай в рамках своей стратегической программы «один пояс, один путь» планирует расширять инвестиции в транспортно-логистическую инфраструктуру и промышленность в странах Центральной Азии, Азербайджане, Грузии, Турции. Приоритетность участия Армении в этих начинаниях незначительна и в этом вопросе Пекин весьма прагматичен.

Что касается Ирана, то несмотря на озвученные планы реализации транспортного коридора «Персидский залив – Черное море», брать на себя все расходы страна не собирается. Судя по всему, работы на своей территории каждая из стран будет финансировать сама. В Армении для этого не хватает нескольких сотен миллионов долларов даже на достройку автомагистрали «Север-Юг» от иранской до грузинской границы: за прошедшие десятилетия из 490 километров трассы построено меньше 100 км. Главный минус маршрута - мультимодальность грузоперевозок: контейнеры придется несколько раз перегружать – сначала с сухогрузов на трейлеры, затем на платформы железнодорожных вагонов, потом – опять на трейлеры и сухогрузы. Это весьма накладно, и отнимает немало времени.

Еще хуже обстоят дела с железнодорожным компонентом - здесь на инфраструктуру необходимо пару миллиардов долларов. У Армении таких средств нет, и, судя по всему, финансировать подобные начинания Исламская Республика также не намерена. К тому же, Иран в рамках проекта «Север-Юг» завершает прокладку железной дороги Решт-Астара с выходом на Азербайджан и далее в Россию и Грузию, и дублировать маршрут через Армению с коммерческой точки зрения бессмысленно. С другой стороны, в Иране склонны поддержать восстановление ж/д магистралей в Нахчыванской АР с выходом на армянский Мегри.

Тем самым, вполне очевидно, что надежды Армении на привлечение иранских инвестиций в свою транспортную систему непосредственно связано с нормализацией отношений с Баку. А для этого Еревану потребуется проявить больше понимания в решении вопроса демаркации границ и других спорных вопросов.

Хазар Ахундов

ПРОСМОТРЕНО:
  • facebook
  • whatsapp
  • telegram
  • twitter