21 апр 2021, 15:45  

Сквозь призму аналогий истории: Карабах - как символ победы жизни над смертью

- A +

Сквозь призму аналогий истории: Карабах - как символ победы жизни над смертью

Армения за 30 лет оккупации наших городов и селений превратила их в руины. После победы в 44-дневной войне Азербайджан приступил к Великому возрождению освобожденного Карабаха. Несмотря на огромные масштабы разрушений, оставленное врагом минное «наследие», начались грандиозные восстановительные работы. И пусть работ этих непочатый край, пусть возрождение Карабаха займет не один год, государство и народ Азербайджана оживят эту землю, превращенную армянскими оккупантами в безжизненное пространство...

В связи с претворяемой на освобожденных землях исторической миссией невольно задаешься вопросом: можно ли в сравнительно недавнем прошлом других стран и народов найти какие-либо аналогии с тем, что переживает сейчас Азербайджан, упорно и последовательно преодолевающий последствия армянского вандализма? В поисках ответа на этот вопрос на ум сразу приходит несколько достаточно широко известных примеров из новейшей всемирной истории. Прежде всего, примеров городов и селений, разрушенных во времена войн и оккупаций.

Мертвая деревня Орадур-сюр-Глан

Во Франции, в департаменте Верхняя Вьенна, есть, а вернее сказать, была деревня Орадур-сюр-Глан. Во время Второй мировой войны, 10 июня 1944 года, немецко-фашистские войска разрушили ее, истребив 642 жителя, в том числе женщин и детей.

Выжившие рассказывали, что в тот день батальон СС окружил плотным кольцом Орадур-сюр-Глан. Всем жителям было приказано собраться на деревенской площади для проверки удостоверений личности. Затем мужчин развели по амбарам и сараям, после чего открыли по ним пулеметный огонь, причем стреляли прицельно по ногам. Когда те уже не могли двигаться, нацисты облили их горючим и подожгли амбары. Страшная участь ожидала также женщин и детей. Их закрыли в церкви, после чего задействовали зажигательное устройство. Несчастные жертвы пытались спастись через окна и двери, но натыкались на пулеметный огонь. Всего погибли 247 женщин и 205 детей.

Устроители этого преступления пытались оправдать его тем, что оно стало ответом за действия партизан в близлежащем Тюле. Однако бесчеловечные убийства ни в нем не повинных людей не подлежат никакому оправданию.

Менее чем через год после резни в Орадур-сюр-Глане война закончилась. Наступил долгожданный мир, и спустя несколько лет лидер Движения сопротивления, ставший президентом Франции генерал Шарль де Голль решил, что деревню не следует восстанавливать, она должна остаться свидетельством немыслимой жестокости нацистов.

В 1999 году близ въезда в деревню открылся музей «Центр памяти Орадура». Здесь находятся вещи, найденные в сгоревших домах когда-то живших здесь людей. Один из предметов – часы, остановившиеся навечно и показывающие то самое время, когда их хозяева были сожжены заживо...

Возле руин превращенного в памятник-музей Орадур-сюр-Глана мемориальная надпись гласит: «Погибшим за Францию ее детям. Храним вечную память о 642 мучениках: мужчинах, женщинах, детях, убитых и сожженных нацистскими войсками 10 июня 1944».

К северо-западу от Орадур-сюр-Глан ныне располагается новая деревня с таким же названием. Руины же ее «предка» навсегда остались как Деревня мучеников – нетронутый памятник ее жителям, жизнь которых жестоко прервалась в один из летних дней 1944 года.

Сараево – жертва разрушительной войны в послевоенной Европе

Жемчужине Балкан – городу Сараево – пришлось пережить в XX веке невиданные испытания. В годы Второй мировой войны его бомбили и немцы, и итальянцы, и англо-американские союзники. А в конце века он пережил новую трагедию.

Боснийская войны 1992-1995 годов стала самым ожесточенным конфликтом на территории бывшей Югославии. При распаде страны Босния объявила о своей независимости, против чего выступили официальный Белград (Сербия). Три некогда братских народа – боснийские мусульмане, сербы и хорваты окунулись в кровавое горнило войны.

Силы сербской армии взяли в осаду боснийскую столицу – Сараево. Начавшись в 1992 году, осада завершилась лишь в 1995 году, после бомбардировок Сербии со стороны НАТО.

В годы войны Сараево подвергался ударам как на земле, так и с воздуха. С тех пор главную улицу Сараево – улицу Градашчевича – называют аллеей смерти. Она проходит через весь город, а с возвышенностей вокруг нее снайперы обстреливали горожан.

На других улицах остались так называемые Сараевские розы. Это следы от осколков снарядов. Покрашенные после войны в красный цвет, они символизирует гибель на этом месте от снаряда прохожих...

В результате военных действий в Сараево, включая и снайперские обстрелы, официально погиб 11 541 житель. Среди них были и боснийцы, и сербы, и хорваты...

Сам город подвергся сильным разрушениям, следы которых видны и сейчас, спустя четверть века по окончании войны. Они начинаются уже с аэропорта, в районе которого еще остаются полуразрушенные здания.

Гнетущее впечатление и ныне оставляют заброшенные объекты Зимних Олимпийских игр – трагичное напоминание о том мирном времени, когда в Сараево в 1984 году проходило всемирное спортивное зрелище. Почти все эти объекты были разрушены в годы Боснийской войны. Стадион, превратившийся в кладбище, стал одним из ее символов...

После войны многие сараевские дома, пострадавшие от обстрелов и бомбардировок, отреставрировали. Но некоторые сохраняют свой разрушенный «облик» и сейчас. В Сараево – столице Боснии и Герцеговины – ныне строятся современные районы и бизнес-центры, но здания военной поры, со следами обстрелов и бомбардировок, остаются наглядным напоминанием о сравнительно недавних трагических днях.

Сараево. Следы пуль

Сараево. Стадион превратился в кладбище

«Сараевские розы» - следы от осколков снарядов

«Города мира» – Хиросима и Нагасаки

Хиросима и Нагасаки – первый и последний города на Земле, подвергнувшиеся атомным бомбардировкам. 6 и 9 августа 1945 года ВВС США сбросили на них атомные бомбы с ласковыми кодовыми названиями «Малыш» и «Толстяк». Смертоносное оружие превратило в пепел все живое и неживое в этих японских городах. Жертвами двух бомбардировок стали почти полмиллиона человек.

Города превратились в выжженную землю, и многим тогда казалось, что в Хиросиме и Нагасаки уже никогда не возродится жизнь. Однако сама природа восстала против невиданного в истории военного преступления. Уже спустя несколько месяцев из подвергшейся ядерному удару земли стали прорастать первые побеги растений, а следующим летом зацвели олеандры, на камфорных лаврах выросли новые ветки. Эти растения стали признаками новой жизни Хиросимы и Нагасаки...

Японское правительство приступило к мерам по возрождению стертых с лица земли городов. 6 августа 1949 года, спустя 4 года после атомной бомбардировки, было принято решение о застройке Хиросимы, провозглашенной «городом мира». Закон о строительстве в Хиросиме предусматривал не просто восстановление, но и превращение города в мемориальный город мира, «символизирующий искреннее стремление к настоящему и устойчивому миру».

Целенаправленные созидательные усилия властей и простых японцев привели к тому, что уже к началу 1960-х годов Хиросима была практически полностью восстановлена. В районе эпицентра атомного взрыва, на берегу реки Мотоясу, был создан Мемориальный парк Мира, занимающий территорию более 12 гектаров. В парке находятся Мемориальный музей мира, ритуальный Колокол мира, множество памятников.

Одним из них является статуя Садако Сасаки. В августе 1945 года ей было всего два года. Малышка чудом выжила, но в 1954 году у нее диагностировали лейкемию, вызванную радиационным облучением. Девочка поверила в легенду о том, что человек, смастеривший из бумаги тысячу журавлей, сможет загадать любое желание. Она успела сложить лишь 644 бумажных журавля. Садако умерла 25 октября 1955 года. А спустя четыре года в Мемориальном парке мира появилась статуя маленькой девочки с бумажным журавликом. Садако стало символом мира и возрождения Нагасаки...

Напротив парка, на другом берегу реки, городские власти решили сохранить для потомков в нетронутом виде одно из немногих уцелевших после взрыва бомбы зданий – выставочный центр промышленной палаты Хиросимы. Полуразрушенный скелет этого здания также стал символом мира, призывом к избавлению планеты от ядерного оружия.

Сегодня Хиросима и Нагасаки – крупные современные города, с прекрасными парками и садами, выставочными залами и бизнес-центрами. И любой, кто живет или гостит в этих городах, осознает, что они стали настоящими символами преодоления смерти и разрушений, возрождения жизни и простых человеческих радостей.

Хиросима после атомной бомбардировки

Хиросима. Мемориальный парк мира

Хиросима. Памятник Садако

Нагасаки. Промышленная долина после атомной бомбардировки

Нагасаки сегодня

Минные воды Вьетнама

Вьетнамская, или Вторая индокитайская, война, продлившаяся с 1957 по 1975 годы, стала одной из самых крупных трагедий ХХ века.

Среди прочих бед и страданий, которые она принесла, эта война отличилась и массовым применением мин со стороны как вьетнамцев, так и США. Последние именно в этой войне положили начало использованию новых технологий и способов применения этих взрывных снарядов.

Соединенные Штаты направили во Вьетнам свой первый регулярный военный контингент в 1961 году. А в 1968 году численность американских войск в этой стране уже составляла 540 000 человек. Но еще за три года до этого ВМС США начали использовать морские мины для затруднения судоходства и блокады вьетнамских портов.

На помощь вьетнамцам пришли советские специалисты, при содействии которых в составе морского флота Демократической Республики Вьетнам (ДРВ) была создана специальная инженерная команда. В конце февраля 1967 года вьетнамские саперы на берегу устья реки Нге впервые разоружили американские мины. Но это было лишь начало многолетних усилий по минному разоружению вьетнамских вод.

К началу 1970-х годов на вооружении ВМС США, помимо еще сохранившихся авиационных мин времен Второй мировой войны, были также и новейшие на тот период мины Мк-50, Мк-52, Мк-55, Мк-56, из серии Destructor («Разрушитель»). Деструкторы, применявшиеся и как авиационные бомбы, и как морские мины, отличались тем, что снаряд мог подорваться при попытке его разоружения.

В марте 1972 года Народная Армия Вьетнама начала масштабное наступление, вошедшее в историю как «пасхальное». В ответ на «пасхальное наступление» 1 апреля ВВС США стали наносить бомбовые удары по вьетнамской территории, разрушая как военные, так и гражданские объекты. Одновременно к берегам Вьетнама были направлены дополнительные корабли ВМС США. Американские войска приступили к реализации двух операций: Linebacker («Полузащитник») предполагал массовые бомбовые удары по вьетнамским объектам, а Pocket money («Карманные деньги») – минирование северовьетнамских внешних и внутренних вод.

Как писала The New York Times в номере от 9 мая 1972 года, президент США Ричард Никсон приказал «заминировать вражеские порты, что должно заставить Ханой выпустить пленных и прекратить боевые действия».

Для реализации этой задачи американцы использовали самолеты-постановщики мин, тогда как ракетные крейсера и палубная авиация обеспечивали противовоздушную оборону минных постановок. Минирование продолжалось с различной интенсивностью почти до конца 1972 года. Применением мин США достигли своей цели: основные порты ДРВ были блокированы.

Для борьбы с минной опасностью из Советского Союза во Вьетнам была направлена новая группа военно-морских специалистов, в которую вошли минеры и водолазы Черноморского и Тихоокеанского флотов. Они разместились в Хайфоне на советских судах, заблокированных в порту. Поиск и разоружение мин под водой крайне затруднялись тем, что работы проводились на мелководье, в районах с большими приливами и отливами. Этой группой, совместно с вьетнамским отрядом по разминированию акватории, за три месяца 1973 года были извлечены из фарватера, ведущего из моря в порт, сотни боеприпасов различных видов.

В том же году было подписано Парижское соглашение, согласно которому, помимо прекращения боевых действий и вывода сил ДРВ из Южного Вьетнама, американская сторона обязалась устранить минную опасность. В итоге, разминированием вьетнамских вод занялись специальные группы флотов США, а также Великобритании и Австралии.

Вьетнамская война завершилась в 1975 году объединением северной и южной частей страны в Социалистическую Республику Вьетнам. Память об этой страшной войне включает в себя и титанические усилия многих стран по очищению вьетнамских территорий и вод от минной, «невидимой», смерти.

Разминирование в Хайфоне

Австралийские водолазы группы разоружения в бухте Да Нанг

***

Все эти и другие примеры пережитых многими народами трагедий, разумеется, позволяют нам проводить исторические аналогии с теми бедствиями, которые пришлись на долю Азербайджана в последние десятилетия. Но кроме того – рассмотреть примененный другими странами опыт восстановления в контексте реализуемой нашим государством стратегии возрождения освобожденных территорий.

Армянская оккупация Карабаха обошлась азербайджанскому народу дорогой ценой: массовые убийства мирных людей, Ходжалинский геноцид, жесточайшие этнические чистки в отношении свыше миллиона наших соотечественников. Но к этим совершенным армянскими агрессорами военным преступлениям добавился и беспрецедентный вандализм, аналогов которому, пожалуй, и не сыщешь в современной истории. Целые районы Азербайджана превратились в период армянской оккупации в «царство разрухи» с его «городами-призраками», напомнившими стертые с лица земли атомными ударами Хиросиму и Нагасаки... Отказ же армянской стороны предоставить карты минных полей, что затрудняет проведение восстановительных работ и часто становится причиной новых жертв, в лишний раз раскрывает суть этого коварного и беспощадного врага...

Приведенные выше примеры доказывают, что, несмотря на всю боль и страдания, жизнь непременно побеждает. И Азербайджан, победивший врага в 44-дневной войне, изгнавший оккупантов со своей земли, добьется триумфа также и в борьбе в мирных условиях. Он восстановит свои разрушенные города и селения, и возрожденный Карабах станет еще одним всемирным символом победы жизни над смертью, добра над злом.

Натиг Назимоглу

ПРОСМОТРЕНО:
  • facebook
  • whatsapp
  • telegram
  • twitter