26 мар 2021, 17:25  

Без вариантов: Евросоюз признал роль Турции на Южном Кавказе - АНАЛИТИКА

- A +

Итоги саммита Евросоюза, состоявшегося накануне в режиме видеоконференции, можно считать знаковыми по части «турецкой повестки».

В докладе на тему «О состоянии политических, экономических и торговых связей между ЕС и Турцией», подготовленном Еврокомиссией, в частности, главой европейского дипломатического ведомства Жозепом Боррелем, подчеркивается значимость взаимодействия с Анкарой. Документ лег в основу пунктов итогового заявления саммита, примечательность которого состоит, прежде всего, в том, что оно, хоть и учло однобокую позицию ряда европейских стран, но все же обозначило необходимость позитивной повестки в отношениях между ЕС и Турцией.

«Однобокость» заключается в «максималистской», как считает Анкара, позиции Греции и Кипра о якобы незаконности буровых работ, которые Турция проводила недавно на спорном участке шельфа в Восточном Средиземноморье. С учетом мнения Греции и Кипра Евросоюз приветствовал прекращение Турцией буровых работ, а также возобновление диалога между Анкарой и Афинами.

Но, главное, Брюссель выразил готовность поэтапно расширять сотрудничество с Турцией по ряду направлений, включая экономическое сотрудничество, борьбу с терроризмом, региональные проблемы. Европейские лидеры поблагодарили Турцию за приют, оказанный почти 4 миллионам сирийских беженцев, и выразили заинтересованность в позитивном вкладе Анкары «в решение региональных кризисов в Ливии, Сирии и на Южном Кавказе».

Последний тезис представляет особое значение, поскольку на протяжении всех последних лет Брюссель фактически отказывал Анкаре в праве на активное участие во внутриполитическом урегулировании в ряде ближневосточных стран. Что же касается участия Турции в решении самой болезненной проблемы Южного Кавказа – армяно-азербайджанского конфликта, то ведущие европейские страны и ЕС в целом весьма раздраженно, если не сказать, крайне негативно восприняли факт однозначной поддержки Анкарой позиции Азербайджана в ходе 44-дневной войны. А позже критически расценили участие Турции в совместной с Россией миротворческой миссии, направленной на утверждение режима прекращения огня между Азербайджаном и Арменией. Однако теперь в решении европейского саммита содержится фактическое признание участия Турции в южнокавказской стабилизации.

Не менее примечательно и то, что в ответной реакции МИД Турции на итоговое заявление саммита ЕС сделан акцент на продолжении Анкарой своих усилий по урегулированию региональных кризисов, в частности, на Южном Кавказе. То есть закрепление Турции в качестве ключевого регионального игрока на площадках, представляющих, в том числе и для Евросоза, важное стратегическое значение – факт уже свершившийся и необратимый. Но он еще более уникален в контексте подтверждения Турцией своего стремления к полноправному членству в ЕС.

МИД Турции, выразив надежду на устранение любых преград на пути взаимодействия с Евросоюзом, заявил об ожидании Анкарой новых переговоров по вступлению в ЕС. В качестве основного мотивационного аргумента указывается на то, что «совместные шаги Анкары и Брюсселя в направлении обеспечения стабильности и мира отвечают интересам как Турции, так и ЕС». Это явный посыл к тому, что Турция в своей заявке на лидерство и важную стабилизирующую роль в целом ряде региональных площадок готова к совместным усилиям с Евросоюзом. Более того, она, с учетом сохранения в своей внешнеполитической повестке цели вступления в ЕС, может выступить, по сути, и проводником европейских интересов. Но при одном непременном условии – «на основе взаимной выгоды», что однозначно указывает на расчет Турции как страны-кандидата на членство в ЕС, и далее иметь дело с «позитивной повесткой» Брюсселя. То есть повесткой, реально, а не только на словах, учитывающей интересы Анкары.

Готова ли сама Европа к такому возможному перелому в своей «турецкой» политике? От того, какой ответ будет дан на этот вопрос, зависит, ни много ни мало, будущее стратегических позиций ЕС и Турции на мировой арене.

Без Турции Евросоюз обречен окончательно утвердиться в статусе «осажденной крепости», что неизбежно будет сопровождаться значительным сужением его геополитического влияния. Турция же, в случае окончательного отвержения со стороны ЕС, то есть при отказе последнего от «позитивной повестки», может найти альтернативу в евразийском направлении. О том, что подобная альтернатива есть в наличии у Анкары, ею достаточно убедительно было подтверждено на протяжении последнего десятилетия. Со всеми вытекающими отсюда последствиями и для решения региональных кризисов, в том числе и на Южном Кавказе.

Натиг Назимоглу

ПРОСМОТРЕНО:
  • facebook
  • whatsapp
  • telegram
  • twitter