30 апр 2021, 11:17  

Что потеряет французский бизнес в случае разрыва отношений между Баку и Парижем?

- A +

Что потеряет французский бизнес в случае разрыва отношений между Баку и Парижем?

Звучащая в последние дни агрессивная риторика Парижа, выдвигающего безосновательные требования к Баку по возвращению армянских так называемых «военнопленных», и выступающего с иными юридически безосновательными претензиями, вновь актуализировала тему пересмотра азербайджано-французских отношений. Радикальная антиазербайджанская позиция Франции и ее неприкрытые попытки любыми способами поддержать Армению всегда встречали достойный ответ от азербайджанской стороны. Причем, в последнее время в Милли Меджлисе, общественных структурах, СМИ все чаще звучат предложения снизить до минимума уровень экономического сотрудничества с Францией.

Что же ставит на карту Франция, и что она может потерять в случае окончательного снижения уровня отношений с Азербайджаном? И каковы в данном случае риски для нашей страны?

Здесь следует сразу же оговориться, что двусторонние деловые связи построены таким образом, что потери французского бизнеса будут несоизмеримо больше. Во-первых, если исходить из прошлогодней статистики, в структуре товарооборота однозначно доминирует французская продукция, более чем в четыре раза превысившая азербайджанский экспорт. Для Азербайджана, в силу ряда объективных причин, французский рынок в последнее время не относится к стратегически важным по поставкам энергетического сырья, и в этом смысле не идет ни в какое сравнение по объемами поставок в Италию, балканские страны, Турцию, Израиль и т.д. Более того, на фоне пандемии и нефтяного кризиса азербайджанский экспорт во Францию в 2020 году и вовсе упал почти в шесть раз, и его доля в совокупном экспорте страны составила приблизительно 0,7%.

Несмотря на то, что азербайджанские инвестиции, вложенные во Францию за все последние годы, оцениваются на уровне двух с небольшим миллиардов долларов, эти капиталы большей частью относятся к личной собственности выходцев из Азербайджана. Отечественный корпоративный сектор, и тем более госкомпании или резервные фонды, в этих вложениях представлены крайне незначительно. Тем самым, в плане инвестиционных рисков Азербайджан в общем и целом находится в безопасности.

Совершенно иная картина складывается при оценке участия французского торгово-промышленного капитала в Азербайджане. Импорт французских товаров в минувшем году превысил 350 млн долларов, причем помимо потребительских товаров здесь традиционно высока доля высокотехнологичной промышленной продукции – в области авиационной и космической техники, локомотивов, автомобилей, различных станков, а также оборудования для пищепрома и агарного сектора.

Чтобы понять возможные масштабы потерь французского бизнеса, необходимо отметить, что сегодня в Азербайджане действует свыше пятидесяти промышленных и сервисных компаний из этой страны, причем, в основном это не инвесторы, а подрядчики и посредники. Они за все время сотрудничества приняли участие в финансируемых государством работ и проектов на общую сумму в 6,2 млрд долларов.

Дальнейшее нагнетание антиазербайджанской истерии французским парламентом рано или поздно может обернуться потерей всех подрядных контрактов и емкого и платежеспособного азербайджанского потребительского рынка с десятимиллионным населением. И как показывает мировой опыт, эти пустоты сразу же займут поставщики промышленной техники и оборудования из других стран. Далее вернуть утраченные позиции не удастся.

Весьма уязвимы позиции французского бизнеса и в инвестиционном сегменте. Вложения французского капитала в несырьевом секторе сравнительно незначительны – порядка 194 млн долларов, а львиная доля (2 млрд долларов) приходится на нефтянку: так, у Total 50%-ая доля в месторождении «Абшерон» и 5% в трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан. Все эти проекты заключались на межгосударственном уровне, и нетрудно предположить, что в случае определенных недружественных шагов со стороны Парижа, правительство Азербайджана может пойти на максимально жесткие решения и в отношении французских вложений в энергетику.

Так что же выиграет Франция на Южном Кавказе от подобных манипуляций?

Ровным счетом ничего, если учесть, что в отличие от Грузии и Армении, на долю Азербайджана приходится более двух третей всего товарооборота в регионе и практически весь пакет инвестиций. И на отдаленную перспективу ни Тбилиси, ни Ереван не смогут даже отчасти заменить Баку в качестве торгового партнера. Более того, без одобрения и участия Баку окажутся безуспешными усилия французских компаний привлечь Ереван к реализуемым на Южном Кавказе транспортным, энергетическим и иным региональным проектам.

Хазар Ахундов

ПРОСМОТРЕНО:
  • facebook
  • whatsapp
  • telegram
  • twitter